Skip to Content
Тема

ESG продвигается в России невероятными темпами: «Ожидаем, что его развитие будет стремительным»

Когда в 2019 году Россия запустила федеральную мусорную реформу, всем пришлось дружно «засучить рукава». Теперь же принципы устойчивого развития с одинаковой силой пронизывают и бизнес, и финансирование.

Текст: Патрик Саарто
Перевод: Инга Кайро, Сергей Усольцев

В последние годы Россия проводит довольно протекционистскую политику, но в условиях глобальной экономики невозможно укрыться с помощью границ от всепроникающих мировых тенденций. ESG (Environmental, Social, and Governance) со всеми её экологическими, социальными и административными аспектами уже хорошо зарекомендовала себя в европейском и американском бизнесе и теперь точно также пускает корни и на территории России.

Отчетность ESG, обязательная для ответственного инвестирования, набирает обороты – особенно среди тех российских компаний, которые работают на международных рынках. Международные собственники, финансовые круги и клиенты уделяют все больше внимания решению экологических проблем в российских компаниях, — говорит Йоханна Лугрен, специальный эксперт по окружающей среде Посольства Финляндии.

— В вопросах климата также идет развитие, особенно на уровне компаний. Экспортеры действительно обеспокоены возможным введением в ЕС тарифов на выбросы углерода, которые облагают налогом компании с высоким углеродным следом. По словам Лугрен, это заставляет экспортные компании сокращать выбросы углекислого газа.

«В вопросах климата также идет развитие, особенно на уровне компаний.»

Компании заинтересованы, например, в модернизации производственных технологий, повышении эффективности использования энергии и материалов, а также в увеличении поглощения углерода посредством компенсационных проектов.

— Крупные компании, с которыми я встречалась, также интересовались в Финляндии различными видами новых энергетических решений: от энергии ветра до водородных технологий. Кроме того, финский опыт в решениях экономики замкнутого цикла представляет интерес как направление в сокращении выбросов углекислого газа при производстве, — комментирует Лугрен.

ESG-рейтинги российских компаний составляются с 2018 года. В ESG-рейтинг РА Эксперт уже вошли более 120 российских компаний.

«Зеленое» финансирование развивается

С ESG тесно связано «зеленое» финансирование, как через требования об ответственности инвесторов, так и через банковские кредитные продукты. По словам Директора офиса синдицированного и структурированного финансирования Антона Ермакова, ответственного за развитие продуктов ответственного кредитования в Росбанке, часть компаний просто реагирует на изменение регулирования, а другая часть видит в этом настоящую ценность. Ермаков считает, что в настоящий момент компании, которые понимают ценность ответственности, как правило, являются частью международной цепочки создания стоимости.

Росбанк уже предлагает клиентам корпоративные кредиты, связанные с устойчивым развитием и позитивным воздействием. Но в целом этот рынок в России все еще находится в зачаточном состоянии.

— В России этот рынок только формируется, но мы ожидаем, что его развитие будет стремительным, — анализирует Ермаков.

«В России этот рынок только формируется.»

По мнению Ермакова, в стремлении компании реализовать тот или иной зеленый проект первопричиной не должно становиться то, как они финансируются. Важен сам проект и его позитивный эффект. То есть «зеленые» кредиты не являются движущей силой проектов. Однако они должны и могут содействовать в их успешной реализации.

— Я все-таки уверен в том, что в ближайшие годы российские компании будут инвестировать в подобные проекты по многим направлениям. Я считаю, что здесь для финских компаний открывается огромный потенциал для сотрудничества с российскими партнерами, — говорит Ермаков.

От промышленности к потребителю

Одна из таких финских компаний — Metso Outotec, которая поставляет технологии для российской металлургической и горнодобывающей промышленности. По словам вице-президента Metso Outotec по устойчивому развитию Кайсы Юнгман, в компании принято говорить как об увеличении позитивного (handprint), так и о сокращении негативного воздействия на окружающую среду (footprint) в производственных процессах, технологиях и оборудовании.

— Под негативным воздействием (footprint) мы подразумеваем влияние, которое оказывает цепочка поставок. Наша цель — уменьшить этот след. Handprint — это то позитивное воздействие, которое мы оказываем на деятельность наших клиентов с помощью технологий Metso Outotec. Наша цель — максимально увеличить эффект положительного воздействия на окружающую среду — объясняет Юнгман.

Однако требования к осознанному потреблению касаются не только компаний и промышленности, но и постепенно распространяются также на российском потребительском рынке. Например, заменители мяса – продукция на основе растительного белка – постепенно набирают популярность в российских городах, рассказывает менеджер по коммуникациям Paulig в России Варвара Черкасова.

— В целом, люди делают все более осознанный выбор и все больше обращают внимание на то, что написано на упаковке и какие ингредиенты входят в состав продуктов, — отмечает Черкасова.

«В целом, люди делают все более осознанный выбор.»

В начале 2020 г. Paulig объявила о новых стратегических целях в области устойчивого развития до 2030 года. Основная цель новой концепции компании – стать одним из лидеров устойчивого развития в сфере производства продуктов питания и напитков. Компания ставит перед собой задачу: 70% ее чистой выручки должно приходиться на товары и услуги, которые способствуют и обеспечивают здоровье и благополучие людей и планеты в целом.


Лугрен, Ермаков, Юнгман и Черкасова выступили на мероприятии для членов “Green and Sustainable Business in Russia” 27 мая 2021. Узнайте больше о членстве:

Членство

Комментарии

Back top top